399

Однажды ночью я сидел в баре и слишком громко разглагольствовал о человеке, которого ненавидел. Ко мне подсел мужчтина с бородой.

- Почему бы вам не убить его? – спросил он дружелюбно.

- Я думал об этом, - ответил я. – Почему бы и нет?

- Давайте я помогу вам рассудить здраво, - предложил он. У него был глубокий голос и большой нос. Он был одет в черный мохеровый костюм, на шее висел тонкий галстук. Его красный рот был грязнен. - Вы смотрите на ситуацию сквозь призму вашей ненависти, - продолжил он. – Вам нужно хладнокровие, услуги мудрого специалиста, который может спланировать дело и защитить вас от неожиданной поездки к электрическому стулу.

- Где я найду такого человека?

- Вы его уже нашли.

- Вы сумасшедший.

- Именно. Я всю жизнь провел в психиатрических клиниках. Этот факт делает мои услуги особенно привлекательными. Если я вдруг начну давать против вас показания, вашему адвокату не составит труда доказать, что я известный псих и, кроме того, уголовник.

- А что вы натворили?

-Ничего особенного, я работал врачом без лицензии.

- Без убийств?

«Без, но это не значит, что я не убивал. На самом деле, я убил едва ли не каждого, кто обвинял меня в медицинской практике без лицензии, - он посмотрел в потолок, явно что-то подсчитывая. – Двадцать два-двадцать три человека, может больше. Я убивал их в течение многих лет. Я ж не читаю газет каждый день.

- Вы вычеркивали их, когда убивали, и, вставая на следующее утро, опять смотрели в список?

-Нет, нет, нет, нет, нет, - возразил он. – Многих из них я убил, когда уютно сидел в тюрьме. Я использовал технику кошка-через-стену, ее я рекомендую и вам.

- Это какой-то новый способ?

- Я был бы рад так думать, - он покачал головой. – Но это настолько элементарно, что я не могу поверить, что никто до него еще не додумался. К тому же, убийство довольно старая традиция.

- Вы используете кошку?

- Только как сравнение. Смотрите, вот вполне резонный вопрос, если человек, по тем или иным причинам, бросает кошку через стену и кошка падает на человека, выцарапав ему глаза, виноват ли тот, кто бросил кошку?

- Естественно.

- Хорошо. Теперь, если кошка приземлится просто на землю, но в течение десяти минут кого-нибудь исцарапает, виноват ли тот, кто ее бросил?

- Нет.

- Вот в этом и состоит высокое искусство техники кошка-через-стену для безопасного убийства.

- Бомба замедленного действия?

-Нет, нет, нет», - возразил он, жалея мое бледное воображение.

- Медленный яд? Инфекция?, - продолжил я.

- Нет, а вашу следующую и последнюю догадку я уже знаю – нанять киллера в другом городе, - он откинулся на спинку и предположил довольный собой -Может и вправду я это изобрел?

- Я сдаюсь.

- Прежде чем объяснить все, вы должны позволить моей жене сфотографировать вас, - он указал на меня своей жене. Это была тощая женщина с тонкими губами, крашеными волосами и плохими зубами. Она сидела в кабинке с нетронутым пивом. Она несомненно была сумасшедшей и смотрела на нас мучительным взглядом шизофреника. У нее был Роллифлекс со вспышкой.

По сигналу своего мужа она подошла и приготовилась фотографировать меня.

- Сейчас вылетит птичка, - сказала она.

- Я не хочу, чтоб меня фотографировали, - запротестовал я.

- Скажи сыыыр, - попросила она, и щелкнула вспышка.

Когда мои глаза опять привыклик темноте бара, я увидел, что эта женщина убегает из бара.

- Что за черт?! - возмутился я.

- Успокойтесь. Сядьте. Вас всего лишь сфотографировали.

- Что она собирается делать со снимком?

- Напечатать его.

- А потом?

- Вставить в наш фотоальбом, в нашу сокровищницу золотых воспоминаний.

- Это шантаж?

- Неужели она сфотографировала вас за каким-то порицаемым делом?

- Мне нужна эта фотография.

- Вы суеверны?

- Суеверен?

- Некоторые люди верят, что, когда их сфотографировали, в камере остался кусочек их души.

- Я хочу знать, что происходит.

- Садитесь, и я расскажу вам.

- Постарайтесь поподробнее и побыстрее.

- Все будет и подробно и быстро, мой друг. Меня зовут Феликс Корадубайн. Это имя вам говорит о чем-нибудь?

- Нет.

- Я был психиатром в этом городе семь лет. Занимался групповой терапией. Я работал в круглом зале с зеркалами и лепниной в замке, на автостоянке, и в раскрашенном похоронном зале.

- Теперь припоминаю.

- Отлично. Я не хочу, чтоб вы думали, что я лжец.

- Вас посадили за шарлатанство.

- Именно.

- Вы даже не закончили среднюю школу.

- Не забывайте, Фрейд был самоучкой. И он сказал, что блестящая интуиция настолько же важна, насколько и медицинская школа.

Он рассмеялся.

- Когда меня арестовали, молодой репортер, который закончил среднюю школу вольно или невольно, может он даже колледж закончил, попросил меня рассказать о паранойе. Представляете? Я имел дело с душевнобольными и около того со всего города семь лет. А этот маленький наглец, который может прошел только первый курс психологии Захолустного университета, думает, что может поставить меня в тупик таким вопросом.

- Что такое паранойя?

- Я искренне надеюсь, что такой вежливый вопрос задает невежа в поисках истины.

- Именно так.

Все было наоборот.

- Хорошо, ваше любопытство надо сразу удовлетворить.

- Именно так.

Все было наоборот.

- Параноик, мой друг, это человек, который верит в существование великого заговора против него.

- А вы верите в такой заговор?

- Дружище, меня уже уничтожили! Боже мой, я зарабатывал 600 000 долларов в год. Я был богат, горд и счастлив. А эта жалкая женщина, что вас сейчас фотографировала, была красива, умна и спокойна.

- Плохи дела.

- На самом деле плохи, мой друг. И не только для нас. Это больной, больной город, с тысячами и тысячами психически больных людей для спасения которых ничего не делается. Бедные люди, одинокие люди, большинство из них боятся докторов. Я помогал им. Теперь им никто не помогает. Да, я незаконно ловил рыбу в воде человеческих душ. Я должен опять поймать этот мутный поток.

- Вы передавали кому-нибудь свои записи?

- Я сжег их. Я сохранил только список действительно опасных параноиков, о которых знал только я. Жестокие безумцы спрятаны в городе. Прачка, например, телефонный мастер, помощник флориста, лифтер, и другие.

Корадубайн закрыл глаза

- В моем волшебном списке 123 имени. Все, кто слышат голоса, думают, что за ними пришли. Каждый кто может убить, если будет достаточно напуган.

Он откинулся на спинку и улыбнулся

- Я вижу, вы начинаете понимать. Когда меня арестовали и выпустили под залог, я купил камеру, ту, которой вас щелкнули. И мы с женой сфотографировали окружного прокурора, президента медицинской ассоциации, журналиста, который требовал меня арестовать. В дальнейшем, моя жена сфотографировала судью и присяжных, прокурора и свидетелей.

- Я позвал моих параноиков и извинился перед ними. Я сказал им, что ошибался. Что заговор на самом деле существует. Я убедил их, что раскрыл чудовищный заговор, и у меня есть фотографии его участников. Я попросил их запомнить эти лица, быть осторожными и всегда иметь при себе оружие. Я пообещал посылать им еще фотографии время от времени.

Я пришел в ужас, представив себе город, кишащий внешне невинными сумасшедшими, которые в любой момент могут убить и убежать.

- Это ужасно

- Мы будем держать их на коротком поводке, если вы будете держать наш разговор в секрете и дадите мне денег.

- Сколько?

- Я возму все, что у вас есть при себе.

У меня было двенадцать долларов. Я отдал их.

- Теперь мне можно получить фотографию?

- Нет. Извините, но, я боюсь, это затянется на неопределенное время. Надо как-то жить.

Он вздохнул и спрятал деньги в бумажник.

- Ужасные времена, ужасные времена, - бормотал он. – Кто бы мог подумать, что я был уважаемым специалистом.