558

Вернувшись домой, Амелия повесила пальто во встроенный шкафчик в
прихожей и вошла с небольшим пакетом в гостинную. Усевшись на тахту, она
развернула бумагу. Деревянная коробка напоминала шкатулку. Амелия подняла
крышку и улыбнулась. Там лежала самая отвратительная кукла из тех, что она
когда-либо видела: вырезанное из темного дерева семидюймовое скелетообразное
тело с непропорционально большой головой. Свирепое лицо - оскаленные острые
зубы, злобно выпученные глаза. В правой руке кукла сжимала восьмидюймовое
копье. На дне коробки лежал крохотный свиток. Амелия развернула его и
прочитала: "Здесь тот, кто убивает. Он беспощадный охотник..." Она
улыбнулась. Артур будет доволен.
Вспомнив об Артуре, она взглянула на телефон, со вздохом положила
коробку на тахту, поставила телефон на колени и набрала номер.
- Здравствуй, мама.
- Ты еще не вышла? - спросила мать.
- Мам, я знаю, что сегодня пятница, наш вечер... - С трудом начала
Амелия. Трубка молчала. Амелия закрыла глаза. "Пожалуйста, мам", - подумала
она.
- Я познакомилась с одним человеком, - продолжала она, - учителем
средней школы. Его зовут Артур Бреслоу.
- Ты не придешь, - сказала мать.
- Сегодня его день рождения. - Амелия взглянула на куклу. - Я обещала
ему, что мы... проведем этот вечер вместе.
Мать промолчала.
- Мы можем прийти завтра вечером, - сказала Амелия.
Мать молчала.
- Мам!
- Теперь для тебя и пятницы слишком много.
- Мам, я вижусь с тобой два-три вечера в неделю.
- Ты хочешь сказать, что звонишь... А могла бы заходить почаще, у тебя
здесь своя комната.
- Мам, не нужно об этом. - Амелии хотелось плакать. "Я не ребенок, -
подумала она. - Хватит обращаться со мной как с ребенком!"
- Ты давно с ним встречаешься? - поинтересовалась мать.
- С месяц...
- И не сказала мне...
- Я собиралась обязательно рассказать. - В голосе Амелии запульсировала
боль. "У меня не болит голова!" - приказала она себе и посмотрела на куклу.
Казалось, та пристально разглядывает ее.
- Он хороший человек, мам.
Мать не ответила. Амелия свернулась калачиком у телефонного аппарата и,
протянув руку, вынула куклу из коробки. "Мне тридцать три", - подумала она.
- Ты бы видела мой подарок ко дню его рождения. Я нашла его в
антикварном магазине на Третьей авеню: это настоящая кукла фетиш племени
Зуни, ужасно редкая. Артур помешан на этнографии...
Трубка молчала. "Ладно, можешь не говорить", - подумала Амелия.
- Это охотничий фетиш, - сказала она, стараясь казаться веселой. -
Считается, что в кукле заключен дух охотника Зуни. Ее опоясывает золотая
цепочка, не позволяющая духу убежать... - Слова шли с трудом. Дрожащим
пальцем Амелия провела по цепочке. - Его имя - Тот, Кто Убивает. Видела бы
ты его лицо... - Она почувствовала, как по щекам потекли теплые слезы.
- Желаю приятно провести время. - Мать повесила трубку.
Амелия, не отрываясь, глядела на аппарат и слушала гудки. "Почему
всегда заканчивается именно так?" - подумала она, бросая трубку на рычаг.
Она поставила куклу на край кофейного столика и поднялась. "Приму ванну", -
решила она. В голове звучали последние слова матери, но она знала, что
"приятное времяпрепровождение" теперь невозможно. "Господи, мама!" Она в
бессильной ярости сжала кучачки и ушла в ванную, не заметив, что задела
столик. Тот качнулся, кукла упала вниз головой, ноги ее повисли в воздухе, а
кончик копья воткнулся в ковер.
Тонкая золотая цепочка соскользнула на пол.

Уже почти стемнело, когда Амелия, кутаясь в махровый халат, вернулась в
гостинную. Было слышно, как в ванной бежит вода.
Она села на тахту и поставила телефон на колени. Тяжело вздохнув,
набрала номер.
- Артур?
- Да.
Амелия знала этон тон, любезный, но осторожный. Тон этот лишал ее силы,
она не могла говорить.
- Твоя мать, - спокойно сказал Артур.
- Наш вечер вдвоем, - объяснила она. - Каждую пятницу... - Она
запнулась, выжидая. Артур молчал. - Я говорила тебе об этом.
- Знаю, - ответил он. - Она по-прежнему командует тобой?
Амелия напряглась:
- Просто я не хочу ее огорчать. На ней плохо сказался мой переезд.
- Я тоже не хочу задевать ее чувства. Но не так часто у меня бывает
день рождения, а этот вечер мы запланировали заранее...
- Знаю, - прошептала она.
- Почему ты позволяешь ей так с собой обращаться? - холодно спросил
Артур. - Единственный вечер в году...
Амелия закрыла глаза, губы ее слабо шевелились:
- Она моя мать.
- Хорошо. Я ждал этот день. - Он промолчал. - Очень жаль. - И повесил
трубку.
Амелия долго сидела, слушая короткие гудки, и вздрогнула, когда
записанный на магнитофонную ленту голос произнес: "Пожалуйста, повесьте
трубку".
Амелия поставила аппарат на место. "Вот тебе и подарок ко дню рождения,
- подумала она. - Теперь бессмысленно вручать его Артуру". Она включила
настольную лампу. Завтра она отнесет куклу обратно.
На кофейном столике куклы не было. На ковре Амелия увидела золотую
цепочку. Встав с тахты, она подняла ее и бросила в деревянную шкатулку. Под
кофейным столиком куклы тоже не было. Амелия пошарила под тахтой. И,
вскрикнув, отдернула руку. Повернулась к лампе: что-то застряло под ногтем
указательного пальца. Это был наконечник крошечного копья. Она бросила его в
коробку, сунула палец в рот и снова осторожно пошарила под тахтой.
Она не могла найти куклу. Поднявшись, Амелия со вздохом потянула на
себя край тахты. (Она вспомнила вечер, когда они с матерью покупали мебель.
Она хотела обставить комнату в датском модерне, но мать настояла на покупке
тяжелой тахты из клена.) На ковре лежало древко копья. Амелия подняла его и
положила на кофейный столик. Наверное, двигая тахту, она подвинула и
куклу...
Сзади послышался слабый звук. Амелия повернулась - никого. Она
почувствовала, как по икрам бегут мурашки. "Это убежал Тот, Кто Убивает", -
улыбнулась она.
С кухни донесся металический звук. "Что происходит?" - подкмала Амелия
и, войдя на кухню, включила свет. Все нормально: на плите - кастрюля с
водой, ящики и дверцы шкафа закрыты, электрочасы, маленький холодильник с
поваренной книгой наверху, подставка для ножей, прикрепленная к дверце
шкафа... Что такое? Пропал маленький нож!
Амелия уставилась на подставку. "Не глупи, - сказала она себе. - Просто
ты убрала нож в ящик, вот и все". Она выдвинула ящик с серебром. Ножа не
было.
Новый звук заставил ее взглянуть на пол и охнуть от изумления. Какое-то
время она не могла пошевелиться, потом посмотрела в гостинную. Сердце Амелии
бешено колотилось. Может, ей показалось? Но она видела какое-то движение.
"Перестань". - Амелия пренебрежительно хмыкнула, успокаивая себя.
В комнате погасла лампа.
Амелия подпрыгнула и ударилась рукой о косяк. Вскрикнула, схватилась за
ушибленный локоть, зажмурилась, затем открыла глаза и заглянула в темную
гостинную - никого.
- Перестань! - сердито бросила она. Три шороха плюс перегоревшая
лампочка - это не доказательство того, что происходят идиотские вещи...
"Нужно выключить воду", - решила она. Морщась и потирая локоть, она
направилась в коридор.
Снова звук. Амелия застыла. Что-то двигалось по ковру. Она машинально
посмотрела вниз и заметила быстрое движение по полу. Блеснул металл - правую
икру пронзила резкая боль. Амелия почувствовала, как по коже струится теплая
кровь, и бросилась в холл. Коврик скользнул под ногами. Чтобы не упасть, она
схватилась за стену и начала метаться, испуганно всхлипывая.
Снова движение в темноте. Боль в левой икре, затем в правой. Что-то
скользнуло вдоль бедра. Она отшатнулась, еле удержавшись на ногах, и
бросилась в темную спальню. Тяжело дыша, навалилась на дверь: что-то
стукнуло о дверь с другой стороны, у самого пола.
Амелия прислушалась и осторожно защелкнула задвижку. Снаружи было тихо.
Сидя на краю постели, она поставила на колени параллельный телефон. "Кому
звонить? В полицию? Они подумают, что я ненормальная. Матери? Та слишком
далеко..."
Амелия стала набирать номер Артура, но тут ручка двери начала
поворачиваться. Она как зачарованная смотрела на дверь: задвижка щелкнула.
Аппарат соскользнул с коленей и глухо шлепнулся на ковер. Дверь
распахнулась. Что-то упало с дверной ручки.
Поджав ноги, Амелия отшатнулась. Темное пятно бежало к кровати, она
следила за ним, открыв рот. "Нет", - подумала Амелия и замерла,
почувствовав, как ОНО дергает покрывало. Существо лезло вверх. "Нет, это
невозможно". Она не могла пошевелиться, лишь пристально смотрела на край
матраца.
Показалось что-то, напоминающее крошечную головку. Амелия с воплем
спрыгнула на пол. Задыхаясь от боли в лодыжке, она влетела в ванную и
захлопнула дверь. Едва успела задвинуть защелку, как снаружи что-то стукнуло
по низу двери. Послышался стук, похожий на царапанье крысы, затем все
стихло.
Она прислонилась к ванне: уровень воды почти достиг выпускного
отверстия. Закручивая краны, Амелия заметила, как в воду падают капли крови.
Она выпрямилась и повернулась к зеркальному шкафчику над раковиной.
Увидев порез на шее, Амелия в ужасе затаила дыхание и прижала к нему
ладонь. Почувствовав боль в икрах, она глянула вниз - кровь из ран на икрах
стекала по лодыжкам, капала со ступней.
Амелия заплакала и посмотрела на себя в зеркало. Что-то в своем
отражении возмутило ее: обреченность, взгляд человека, готового покориться.
"Нет!" Она потянулась к дверце шкафчика, вытащила йод, бинт и пластырь.
Стиснув от боли зубы, она забинтовала правую ногу. И тут какой-то звук
заставил ее обернуться. Она увидела, как под косяк просунулось лезвие ножа.
"Это Тот, Кто Убивает, - промелькнуло в мозгу. - Он беспощадный охотник".
Амелия пристально смотрела на движущееся лезвие. "Боже!" - подумала
она, торопливо забинтовала ноги и вытерла полотенцем кровь на шее.
Вздрогнув от нового звука, Амелия шагнула к двери, наклонилась и
напрженно прислушалась: в ручке слышался слабый металлический скрежет.
Кукла пыталась открыть задвижку.
е сводя глаз с ручки, Амелия отступила. У нее закололо в затылке. "Я не
должна впустить ЭТО", подумала она.
Хриплый вопль слетел с губ Амелии - из ручки выпал шуруп. Она
отшатнулась и сорвала с крючка полотенце. Ручка повернулась, задвижка
щелкнула, дверь начала открываться.
Кукла вбежала внезапно: она двигалась так быстро, что в глазах Амелии
зарябило. Размахнувшись, она, словно по огромному клопу, ударила по ней
полотенцем - кукла отлетела к стене. Амелия набросила на нее полотенце и,
всхлипывая от боли в лодыжке, побежала в спальню.
Она уже почти достигла двери прихожей, как вдруг заметила выбегающую из
ванной куклу. Она была похожа на паука. В темноте поблескивало лезвие ножа.
Амелия отшатнулась, наткнулась на шкаф и попятилась в темноту, нащупывая
ручку двери.
Снова боль в ноге. Взвизгнув, Амелия потянулась и сорвала с вешалки
пальто: оно упало на куклу. Она швыряла на пальто все, до чего могла
дотянуться. Кукла исчезла под грудой одежды. Амелия переступила через
шевелящуюся кучу одежды, с усилием выпрямилась, как могла быстро захромала в
прихожую, подошла к входной двери и дернула ручку.
Дверь не поддавалась. Амелия попыталась открыть замок - безуспешно. Она
в ужасе заколотила в дверь.
- Пожалуйста, помогите! Помогите!
Звук в спальне. Амелия бросилась в гостинную, упала возле тахты на
колени, схватила телефон, но пальцы так дрожали, что она не могла набрать
номер. Она приглушенно вскрикнула: кукла бежала к ней из прихожей.
Амелия схватила с кофейного столика пепельницу и швырнула в куклу.
Бросила вазу, деревянную шкатулку, статуэтку, но попасть в куклу не смогла.
Она метнулась в прихожую и спряталась в шкафу.
Амелия непослушными пальцами вцепилась в ручку шкафа; собственное
дыхание горячими волнами касалось лица. Лезвие просунулось под дверцу,
уколов палец на ноге. Вскрикнув, она отступила и перехватила ручку. Халат
распахнулся: она почувствовала, как по груди струится кровь, ноги онемели от
боли. "Пожалуйста, кто-нибудь, помогите", - подумала она и застыла, когда
ручка в ее ладони начала поворачиваться. "Не может быть, что ОНО сильнее
меня. Не может", - подумала Амелия, сжала ручку и стукнулась головой об угол
стоящего на полке чемодана.
Внезапно ее озарило. Удерживая ручку правой рукой, левую она протянула
вверх. Защелки чемодана были открыты. Одним рывком она повернула ручку и
распахнула дверь. Отброшенная кукла шлепнулась на пол.
Амелия стащила чемодан вниз, распахнула крышку и, упав на колени в
дверях шкафа, подставила чемодан, будто раскрытую книгу. Она почувствовала,
как кукла стукнулась о дно чемодана, мгновенно захлопнула крышку, навалилась
на нее и дрожащими пальцами защелкнула замки. Затем облегченно всхлипнула и
оттолкнула чемодан так сильно, что тот скользнул вдоль корридора и стукнулся
о стену. Стараясь не прислушиваться к яростным толчкам и царапанью в
чемодане, Амелия с трудом поднялась на ноги.
Включив в прихожей свет, она вновь попыталась открыть дверь на лестницу
- замок безнадежно заклинило. Амелия захромала на кухню. Бинты размотались и
волочились следом, порезы кровоточили. Вытащив из кухонного стола пешню для
колки льда, она вернулась в прихожую.
Услышав скребущий звук, она посмотрела в сторону чемодана и затаила
дыхание: из его стенки торчало и двигалось вверх-вниз лезвие. Она попыталась
схватить и вытащить его; лезвие повернулось и исчезло, а она, вскрикнув,
отдернула руку. На большом пальце тянулся порез, кровь побежала по ладони.
Амелия прижала палец к халату. Ее мозг отказывался понимать происходящее.
Поднявшись, она захромала к входной двери и принялась дергать задвижку.
Безрезультатно... Подсунув под крепление задвижки пешню, нажала - кончик
пешни отломился. Что же делать? Амелия огляделась.
Окно! Можно выбросить чемодан! Она швырнула пешню на пол, наклонилась
над чемоданом и застыла: кукла высвободила из вырезанной дыры плечи и
голову. Словно парализованная, Амелия следила за ее попытками вылезти
наружу. "Все это лишь сон", - подумала она, увидев, как кукла высвободила
ноги, спрыгнула на пол и, не мигая, уставилась на нее.
Амелия побежала в гостинную. Правой ступней она попала в осколки
разбитой вазы и, потеряв равновесие, упала на бок. Кукла прыжками неслась к
ней; лезвие поблескивало. Амелия отшвырнула куклу, вскочила на ноги,
ввалилась на кухню и налегла на дверь.
Что-то мешало двери закрыться. Амелии показалось, что ее мозг пронзил
душераздирающий вопль. Посмотрев вниз, она увидела нож и крошечную
деревянную руку, застрявшую между дверью и косяком. Амелия надавила, пугаясь
силы, с которой дверь сопротивлялась. Послышался треск, и ее губы скривились
в злобной ухмылке. Вопли в мозгу усиливались, заглушая треск дерева, но она
продолжала нажимать. Лезвие ножа повисло. Амелия плюхнулась на колени и
потянула его к себе - деревянная кисть отвалилась, и нож оказался на кухне.
Вскрикнув от радости, она поднялась и бросила нож в раковину. Дверь сильно
ударила ее в бок: в кухню ворвалась кукла.
Амелия шарахнулась в сторону, схватила стул и швырнула в куклу. Та
отскочила и обежала стул. Амелия подняла с плиты кастрюлю с водой, бросила
на пол: та со звоном ударилась и окатила куклу водой.
Амелия внимательно следила за куклой - та вовсе не стремилась к ней:
она пыталась забраться на раковину и подпрыгивала, стараясь уцепиться за
край левой рукой. Ей был нужен нож. Кукла должна иметь оружие.
И вдруг Амелия поняла, ЧТО нужно сделать: шагнув к плите, она открыла
дверцу духовки и крутанула ручку. Услышав пыхтение газа, она повернулась и
схватила куклу. Та принялась лягаться и выкручиваться. От ее рывков Амелию
швыряло от стены к стене. Вопли заполонили мозг - она поняла, что это кричит
дух куклы. Амелия ударилась о стол, упала перед плитой на колени, швырнула
куклу в духовку, захлопнула дверцу и навалилась на нее всем телом.
Дверца чуть не слетела с петель. Амелия уперлась в нее плечом, потом
спиной, стараясь не слушать стук и скрежет куклы в духовке. Почувствовав
запах горящего дерева, закрыла глаза. Дверца нагревалась; Амелия осторожно
пошевелилась. Мозг заполонили удары, в сознании бились вопли. Она знала, что
обожгла спину, но не смела отодвинуться. Запах горящего дерева усилился.
Ужасно болела нога.
Амелия глянула вверх на настенные часы: без четырех семь. Прошла
минута, вопли в мозгу утихли.
Еще минута - прекратились толчки и удары. Остался лишь сильный запах
горелого дерева. В воздухе висела дымная пелена. "Люди заметят это, -
подумала она. - Теперь, когда все позади, они придут и помогут".
Амелия открыла дверцу. Тошнотворный запах обугленного дерева заполнил
кухню. Нечто темное, душное ворвалось в сознание, и она снова услышала
вопли. Мозг окутало горячей волной, превратившейся в торжествующий клич.
Амелия встала и выключила газ. Взяла из ящика щипцы для льда и вытащила
обугленную, скрюченную деревяшку. Бросила ее в раковину и пустила воду.
Подождав, пока та перестанет дымить, она прошла в спальню, подняла трубку и
набрала номер.
- Это я, мам, - сказала Амелия. - Извини, что я так поступила. Мне
хочется провести этот вечер с тобой, хотя и немного поздновато. Ты не могла
бы зайти ко мне? - Она прислушалась. - Хорошо...
Повесив трубку, Амелия прошла на кухню, извлекла из подставки самый
длинный разделочный нож, подошла к двери и легко отодвинула задвижку.
Захватив нож в гостинную, она сняла халат и исполнила танец охоты - танец
радости и наслаждения предстоящим убийством. Закончив, она уселась в углу,
скрестив ноги.
Тот, Кто Убивает сидел в темном углу и ждал появления добычи.