582

Эдвард Флэзвелл купил за глаза астероид в Межзвездной земельной конторе, расположенной на Земле. Он выбрал его по

фотоснимку, где не было почти ничего, кроме живописных гор. Но Флэзвелл был любитель гор, он даже заметил клерку, принимавшему заявки:

- А ведь, пожалуй, браток, там и золотишко есть?

- Как же, как же, старик, - в тон ему отвечал клерк, удивляясь про себя, как может человек в здравом рассудке забраться куда-то на расстояние нескольких световых лет от ближайшего существа женского пола. На это способен разве лишь сумасшедший, заключил про себя клерк, окидывая Флэзвелла испытующим взглядом.

Но Флэзвелл был в здравом уме. Он просто не думал об этом.

Итак, он подписал обязательство на незначительную сумму, имеющую быть выплаченной в определенный срок, а также обещание вносить ежегодно значительные улучшения в свой участок. Не успели просохнуть на купчей чернила, как он взял билет на радиоуправляемый грузовой корабль второго класса, погрузил на него ассортимент подержанного оборудования и отправился в свои владения.

По прибытии на место начинающие колонисты обычно убеждаются, что приобрели кусище голой скалы. Не то Флэзвелл. Его астероид "Шанс", как он его назвал, имел некий минимум атмосферы, а для чистого воздуха в него можно было подкачать кислороду. Была там и вода - бурильный молоток обнаружил ее на двадцать третьей пробе. В живописных горах не оказалось золота, зато нашлось немного пригодного к вывозу тория. А главное, значительная часть почвы оказалась пригодной для выращивания диров, олджей, смисов и другиз экзотических плодовых деревьев. И Флэзвелл частенько говорил своему старшему роботу:

- Увидишь, я еще стану здесь богатым человеком!

На что робот неизменно отвечал:

- Истинная правда, босс!

Астероид и в самом деле оказался из многообещающих. Освоить его было не под силу одному человеку, но Флэзвеллу едва исполнилось двадцать семь лет, он обладал крепким сложением и решительным характером. Земля расцветала в его руках. Месяц уходил за месяцем, а Флэзвелл все так же возделывал свои сады, разрабатывал рудники и вывозил товары на единственном грузовом корабле, изредка навещавшем его астероид.

Однажды старший робот сказал ему:

- Хозяин, Человек, сэр, вы мне что-то не нравитесь, мистер Флэзвелл,сэр!

Флэзвелл досадливо поморщился. Бывший владелец его роботов был сторонник человеческого суперматизма, и притом самого бешеного толка. Ответы своих роботов он запрограммировал согласно собственным представлениям о должном уважении к Человеку. Ответы эти раздражали Флэзвелла, однако новая программа потребовала бы затрат. А где бы еще достал он роботов по такой сходной цене!

- Со мной все в порядке, Ганга-Сэм, - ответил он.

- Ах, прошу прощения, сэр! Но это не так, мистер Флэзвелл, сэр! Вы даже сами с собой разговариваете в поле простите, что я осмелился вам это сказать.

- Пустяки, не имеет значения.

- И в левом глазу у вас, я замечаю, тик появился, саиб! И руки у вас дрожат. И вы слишком много пьете, сэр. И...

- Довольно, Ганга-Сэм! Робот должен знать свое место, ответил Флэзвелл. Но, заметив выражение обиды, которое робот умудрился изобразить на своем металлическом лице, он вздохнул и сказал:

- Разумеется, ты прав. Да ты и всегда прав, дружище! Что же это со мной, в самом деле?

- Вы взвалили на себя слишком тяжелое Бремя Человека.

- Это я и сам знаю! - И Флэзвелл всей пятерней взъерошил непослушные черные волосы. - Иногда я завидую вам, роботам. Вечно вы смеетесь, беззаботные и счастливые.

- Это потому, что у нас нет души.

- У меня она, к сожалению, есть. Так что бы мне присоветовал?

- Поезжайте в отпуск, мистер Флэзвелл, босс! - предложил Ганга-Сэм - и мудро предпочел скрыться, чтобы дать хозяину время подумать.

Флэзвелл по достоинству оценил любезное предложение слуги, но ехать в отпуск было сложно. Его астероид "Шанс" находился в Троцийской системе, пожалуй, самой изолированной, какую можно найти в наши дни. Правда, он был расположен на расстоянии всего лишь пятнадцати летных дней от сомнительных развлечений Цитеры III и разве лишь чуть подальше от Нагондикона, где человек с луженой глоткой мог вволю повеселиться. Но расстояние - деньги, а деньги как раз то самое, что Флэзвелл хотел выколотить из своего "Шанса".

Флэзвелл развел еще много культур, добыл еще много тория и отпустил бороду. Он продолжал что-то бормотать себе под нос, находясь в поле, и налегал на бутылку дома по вечерам. Кое-кто из роботов, простых сельскохозяйственных рабочих, пугался, когда Флэзвелл, пошатываясь, проходил мимо. Нашлись и такие, что начали уже молиться разжалованному богу огня. Но верный Ганга-Сэм вскоре положил конец этому зловещему развитию событий.

- Глупые вы машины! - говорил он роботам. - Человечий босс - он в порядке. Он сильный и добрый! Верьте, братья. Я не стал бы вас обманывать!

Но воркотня не прекращалась, потому что роботы требовали, чтобы Человек наставлял их своим примером. Бог весть к чему бы это привело, не получи Флэзвелл с очередной партией продовольствия новенький сверкающий каталог Рэбек-Уорда.

Любовно развернул он его на своем грубом пластмассовом столике и при свете простой люминесцентной лампочки начал в него вникать. Какие чудеса там рекламировались на зависть и удивление одинокому колонисту! Домашние самогонные аппараты, заменители луны, портативные солидовизоры и...

Флэзвелл перевернул страницу, прочел, сглотнул слюну и снова перечел. Объявление гласило:

"НЕВЕСТЫ - ПОЧТОЙ!

Колонисты! Довольно страдать от проклятого одиночества! Довольно нести одному Бремя Человека! Рэбек-Уорд впервые в истории предлагает вам отборный контингент невест для колониста! С гарантией!

Рэбеко-уордовская модель пограничной невесты отбирается по признаку здоровья, приспособляемости, проворства, стойкости, всякой полезной колонисту сноровки и, разумеется, известной миловидности. Эти девушки могут жить на любой планете, поскольку центр тяжести у них расположен сравнительно низко, пигментация кожи подходит для любого климата, а ногти на руках и ногах короткие и крепкие. Что до фигуры, то они сложены пропорционально, но вместе с тем не так, чтобы отвлекать человека от дела, каковое достоинство, без сомнения, оценит наш трудяга колонист.

Рэбеко-уордовская пограничная модель представлена в трех размерах (спецификация) - на любой вкус. По получении Вашего запроса Рэбек-Уорд вышлет Вам свежезамороженный экземпляр грузовым кораблем третьего класса. Это сократит до минимума почтовые расходы.

Спешите заказать образцовую пограничную невесту сегодня же!"

Флэзвелл послал за Ганга-Сэмом и показал ему объявление. Человек-машина прочитал его про себя, а потом взглянул хозяину прямо в лицо.

- Как раз то, что нам требуется, эфенди, - сказал старший робот.

- Ты думаешь? - Флэзвелл вскочил и взволнованно зашагал по комнате.- Но ведь я еще не располагал жениться. И потом, кто же так женится? Да еше понравится ли она мне?

- Человеку-Мужчине положено иметь Человека-Женщину.

- Согласен, но...

- Неужто они заодно не пришлют свежезамороженного священника?

По мере того как Флэзвелл проникал в хитрую догадку слуги, по лицу его расползалась довольная усмешка.

- Ганга-Сэм, - сказал он. - Ты, как всегда, ухватил самую суть Дела. По-моему, контракт предусматривает мораторий для обряда, чтобы человек мог собраться с мыслями и принять решение. Заморозить священника - дорогое удовольствие. А пока суд да дело, неплохо иметь под рукой девушку, которая возьмет на себя положенную ей работу.

Ганга-Сэм ухитрился изобразить на лице загадочную улыбку. Флэзвелл сразу же сел и заказал образцовую пограничную невесту малого размера: он считал, что и этого более чем достаточно. Ганга-Сэму было поручено передать заказ по радио.

В ожидании Флэзвелл себя не помнил от волнения. Он уже загодя стал посматривать на небо. Роботам передалось его настроение. Вечерами их беззаботные песни и пляски прерывались взволнованным шепотом и затаенными смешками. Механические люди проходу не давали Ганга-Сэму:

- Эй, мастер! Расскажи, какая она, эта Человек-Женщика, хозяйка?

- Не ваше дело, - отвечал им Ганга-Сэм. - Это - дело Человека. Вам, роботам, лучше в это не соваться!

Но в конце концов и он не выдержал характера и стал наравне с другими поглядывать на небо.

Все эти недели Флэзвелл размышлял о преимуществах пограничной невесты. И чем больше он думал тем больше привлекала его сама идея. Эти накрашенные, расфранченные куколки решительно не по нем! Как приятно обзавестись жизнерадостной, практичной, рассудительной подругой жизни, умеющей стряпать и стирать; она будет присматривать за домом и за роботами, шить, кроить и варить варения...

В этих грезах коротал он дни, искусывая себе до крови ногти.

Наконец корабль засверкал на горизонте. Он приземлился, выбросил за борт объемистый контейнер и улетел по направлению к АмиреIV.

Роботы подобрали контейнер и принесли его Флэзвеллу.

- Ваша нареченная, сэр! - ликовали они, подкидывая на ладони масленки.

Флэзвелл объявил на радостях, что дает им свободных полдня, и вскоре остался в столовой один с большим холодным ящиком. Надпись на крышке гласила: "Обращаться осторожно! Внутри женщина!"

Он нажал на ручки размораживателя, выждал положенный час и открыл контейнер. Внутри оказался второй, потребовавший для разморозки целых два часа. Флэзвелл в нетерпении бегал из угла в угол, догрызая на ходу остатки ногтей.

Наконец настало время раскрыть и этот ящик. Трясущимися руками Флэзвелл снял крышку и увидел...

- Э-э-э-то еще что?!. - воскликнул он.

Девушка в контейнере прищурилась, зевнула как кошечка, открыла глаза и села. Оба уставились друг на друга, и Флэзвелл понял, что произошла ужасная ошибка.

На ней было прелестное, но абсолютно непрактичное платьице, на котором золотыми нитками было вышито ее имя Шейла. Вслед за этим Флэзвеллу бросилось в глаза изящество ее фигурки, нимало не подходившей для тяжелого труда во внепланетных условиях, и белоснежная кожа - под жгучим астероидным летним солнцем она, конечно, покроется волдырями. А уж руки - изящные, с длинными пальцами и алыми ноготками, совсем не то, что обещал каталог Рэбек-Уорда. Что же до ног и прочих статей, решил про себя Флэзвелл, то все это уместно на Земле, но не здесь, где человек целиком принадлежит своей работе.

Нельзя было даже сказать, что у нее низко расположен центр тяжести. Как раз наоборот!

И Флэзвелл почувствовал, что его обманули, одурачили, обвели вокруг пальца.

Шейла выпорхнула из своего кокона, подошла к окну и окинула взглядом цветущие зеленые поля флэзвелла в рамке живописных гор.

- А где же пальмы? - спросила она.

- Пальмы?..

- Разумеется. Мне говорили, что на Сирингаре V растут пальмы.

- Так это же не Сирингар V, - отвечал Флэзвелл.

- Как, разве вы не паша де Шре? - ахнула Шейла.

- Ничуть не бывало. Обыкновенный пограничный житель. А вы разве не пограничная невеста?

- Ну и ну! Разве я на нее похожа? - огрызнулась Шейла, гневно сверкая глазами. - Я - модель "ультралюкс" в раскошном оформлении, мне была выписана путевка на субтропическую райскую планету Сирингар V.

- Обоих нас подвели. Очевидно, напутали в транспортном отделе, - угрюмо отозвался Флэзвелл.

Девушка оглядела голую столовую, и ее хорошенькое личико скривилось в гримаску.

- Но вы ведь можете устроить, чтоб меня переправили на Сирингар V?

- Что до меня, то я не позволяю себе даже поездки в Нагондисон, - сказал Флезвелл. - Но я извещу Рэбек-Уорда об этом недоразумении, и они, конечно, перевезут вас, когда пришлют мне мою образцовую пограничную невесту.

Шейла повела плечиками.

- Путешествия расширяют кругозор, - заметила она небрежно.

Флэзвелл рассеянно кивнул. Он крепко задумался. Эта девушка, по всему видно, лишена достоинств образцовой колонистки. Но она удивительно хороша собой. Почему бы не превратить ее пребывание здесь в нечто приятное для обеих сторон?

- При сложившихся условиях, - сказал он со своей самой располагающей улыбкой, - ничто не мешает нам стать друзьями.

- При каких это условиях?

- Просто мы единственные люди на всем астероиде. - И он слегка прикоснулся к ее плечику. - Давайте выпьем! Вы расскажете мне о себе. Были вы...

Но тут за его спиной раздался оглушительный лязг. Он повернулся и увидел, что из особого отделения в контейнере вылезает небольшой коренастый робот, сидевший там на корточках.

- Чего вам здесь нужно? - спросил Флэзвелл.

- Я - брачущий робот, - сказал робот. - Уполномочен государством регистрировать браки в космосе. А также прикомандирован компанией Рэбек-Уорд к этой молодой леди на правах ее опекуна, дуэньи и защитника - пока моя основная мщхия, а именно свершение брачного обряда, не будет успешно выполнена.

- Наглый холуй, проклятый робот! - чертыхнулся Флэзвелл.

- А чего же вы ждали? - спросила Шейла. - Уж не свежезамороженного ли священника?

- Конечно, нет! Но согласитесь: робот-дуэнья...

- Лучшей и быть не может! - запротестовала она. - Вы не представляете, как некоторые мужчины ведут себя на расстоянии нескольких световых лет от Земли.

- Вы так думаете?

- По крайней мере так говорят, - ответила Шейла, скромно потупившись. - Да и согласитесь, нареченная невеста паши де Шре не может путешествовать без охраны.

- Возлюбленные чада, - загнусил робот нараспев, - мы собрались здесь, чтобы соединить...

- Не сейчас, - надменно оборвала его Шейла. - И не с этим...

- Я поручу роботам приготовить для вас комнату, прорычал Флэзвелл и удалился, ворча себе что-то под нос насчет Бремени Человека.

Он послал радиограмму Рэбек-Уорду, и ему сообщили, что заказанная модель невесты будет выслана безотлагательно, а самозванку у него заберут. После чего он возвратился к обычным своим трудам с твердым намерением не замечать Шейлу и ее дуэнью.

На "Шансе" опять закипела работа. Предстояло разведать новые месторождения тория и вырыть новые колодцы. Приближался сбор урожая, роботы долгие часы проводили в поле и в садах, их честные металлические физиономии лоснились от машинного масла, воздух был напоен благоуханием цветущего дира.

Между тем Шейла заявляла о своем присутствии с вкрадчивой, но тем более ощутимой силой. Вскоре над голыми лампочками люминесцентного света запестрели пластмассовые абажуры, угрюмые окна украсились занавесками, а пол разбросанными там и сям половиками. Да и вообще во всем доме замечались перемены, которые Флэзвелл не так видел, как ощущал.

Стало разнообразнее и питание. У робота-повара от времени стерлась во многих местах его памятная лента, и теперь все меню бедняги сводилось к беф-строганову, огуречному салату, рисовому пудингу и какао. Все время своего пребывания на "Шансе" Флэзвелл стоически обходился этим меню и только иногда разнообразил его пайками НЗ.

Взяв повара в работу, Шейла с поистине железным терпением нанесла на его ленту рецепты жаркого, тушеного мяса, салата оливье, яблочного пирога и многое другое. Таким образом, в отношении питания на "Шансе" наметились крупные перемены к лучшему. Когда же Шейла начала заполнять вакуумные баллоны смиссовым джемом, Флэзвелла окончательно одолели сомнения.

Что ни говори, а рядом - на редкость практичная и деловитая особа; несмотря на расточительную внешность, она делает все, что требуется от пограничной жены. Плюс у нее еще и другие достоинства! Далась ему эта рэбеко-уордовская пограничная модель!

Поразмыслив на эту тему, Флэзвелл сказал своему старшему роботу:

- Ганга-Сэм, у меня с этим делом положительно ум за разум заходит!

- Чего изволите? - отозвался старший робот с каким-то особенно безразличным выражением на металлическом лице.

- Мне сейчас, как никогда, необходима ваша роботовская интуиция,- продолжал Флэзвелл. - Она себя совсем неплохо показала, верно, Ганга-Сэм?

- Человек-Женщина взяла на себя свою, положенную ей долю Бремени Человека.

- Да, так оно и есть. Вопрос, на сколько ее хватит? Сейчас она делает не меньше, чем делала образцовая пограничная жена, верно? Стряпает, заготавливает консервы...

- Рабочие ее любят, - сказал Ганга-Сэм с простодушным достоинством. - Вы и не знаете, сэр: когда на прошлой неделе у нас началась эпидемия ржавчины, мэм пользовала нас ночью и днем и утешала испуганных молодых рабочих.

- Возможно ли? - воскликнул потрясенный Флэзвелл. Девушка из хорошего дома, одно слово - модель "люкс"?..

- Неважно, она - Человек, и у нее хватило силы и благородства взвалить на себя Бремя Человека.

- А знаешь? - сказал Флэзвелл с запинкой. - Ты меня убедил. Я и в самом деле считаю, что она подходит нам. Не ее вина, что она не пограничная модель. Все зависит от отбора и ухода, тут уж ничего не попишешь. Пойду скажу ей, пусть остается. И аннулирую свой заказ Рэбеку.

В глазах робота вспыхнуло странное выражение - почти смех. Он низко поклонился и сказал:

- Все будет, как хозяин скажет.

Флэзвелл побежал искать Шейлу.

Он нашел ее на медпункте, устроенном в бывшем складе инструментов. Здесь с помощью роботехника Шейла лечила вывихи и ссадины, эти обычные хвори у существ с металлической кожей.

- Шейла, - сказал Флэзвелл, - мне надо с вами поговорить.

- Ладно, - отозвалась она рассеянно, - вот только закреплю болт. - Она искусно вставила болт на место и потрепала робота по плечу гаечным ключом.

- А теперь, Педро, испробуем твою ногу.

Робот осторожно ступил на больную ногу, а потом налег на нее всей тяжестью. Убедившись, что она его держит, он со смешными ужимками заплясал вокруг Человека-Женщины, приговаривая:

- Ай да мэм, вы замечательно ее исправили, босс-леди! Грациас, мэм!

Все так же смешно пританцовывая, он вышел на солнце, Флэзвелл и Шейла, посмеиваясь, смотрели ему вслед.

- Они совсем как дети! - сказал Флэзвелл.

- Их нельзя не любить, - подхватила Шейла. - Веселые, беззаботные...

- Но у них нет души, - напомнил Флэзвелл.

- Да, - отозвалась она, сразу посерьезнев. - Это правда. Так зачем же я вам понадобилась?

- Я хотел вам сказать... - Но тут Флэзвелл огляделся. Медпункт содержался в безукоризненной, стерильной чистоте. Повсюду на полках лежали гаечные ключи, болты, шурупы, ножовки, пневматические молотки и прочий хирургический инструментарий. Пожалуй, обстановка не благоприятствовала объяснению, к которому он готовился.

- Давайте уйдем отсюда, - сказал он.

Они вышли из больницы и цветущими зелеными садами направились к подножию любимых флэзвеллом величественных гор. Затененный отвесными утесами, тут поблескивал тихий, темный пруд, а над ним склонились гигантские деревья, выращенные Флэзвеллом при помощи стимуляторов роста.

Здесь они остановились.

- Вот что я хотел вам сказать, - начал Флэзвелл. - Вы, Шейла, меня удивили. Я думал вы из этих белоручек, не знающих, куда себя девать. Ваши привычки, ваше воспитание, да и ваша наружность - все указывало на это. Но я был не прав. Вы не убоялись трудностей нашей пограничной жизни, вы одержали верх и завоевали все сердца.

- Все ли? - вкрадчиво спросила Шейла.

- По-моему, я говорю от имени каждого робота на этом астероиде. Они вас боготворят. Я считаю, что вы наша и должны остаться здесь.

Наступила пауза, только хлопотун ветер шелестел в гигантских искусственно взращенных деревьях и рябил темную поверхность озера.

Наконец она сказала:

- Вы и в самом деле думаете, что мне нужно здесь остаться?

Флэзвелла захлестнуло ее пленительное очарование, он чувствовал, что тонет в топазовой глубине ее глаз. Сердце его учащенно забилось, он коснулся ее руки, и она чуть-чуть задержала его пальцы в своих.

- Шейла...

- Да, Эдвард?..

- Возлюбленные чада! - пролаял скрипучий металлический голос. - Мы собрались здесь, чтобы...

- Опять вы не вовремя, болван! - разгневалась Шейла.

Брачущий робот выступил из кустов и сказал недовольно:

- Уж я-то меньше всего люблю соваться в дела людей, но такова программа, записанная в моем запоминающем устройстве, и никуда от этого не денешься! Если вы меня спросите, так эти физические контакты вообще ни к чему. Чтобы убедиться на опыте, я и сам как-то попробовал обняться с роботом-швеей. И заработал здоровую ссадину. А раз я даже почувствовал во всем теле что-то вроде электрического тока или колотья и в глазах у меня замелькали какие-то геометрические фигуры. Гляжу, а это с провода сорвался изолятор. Ощущение было не из приятных...

- Наглый холуй, проклятый робот! - чертыхнулся Флэзвелл.

- Не сочтите меня навязчивым. Я только хотел объяснить, что и сам не вижу смысла в инструкции всемерно препятствовать физическому сближению до венчального обряда. Но, к сожалению, приказ есть приказ. А потому нельзя ли нам сейчас покончить с этим дело?

- Нет! - грозно сказала Шейла.

И робот, покорно пожав плечами, опять полез в кусты.

- Терпеть не могу, когда робот забывается! - сказал Флэзвелл. - Но это уже не имеет значения!

- Что не имеет значения!

- Да,- сказал Флэзвелл убежденно, - вы ни в чем не уступите ни одной пограничной невесте, и при этом вы куда красивее. Шейла, согласны вы стать моей женой?

Робот неуклюже возившийся в кустарнике, снова выполз наружу.

- Нет! - сказала Шейла.

- Нет? - повторил озадаченный Флэзвелл.

- Вы меня слышали! Нет. Ни под каким видом!

- Но почему же? Вы так нам подходите, Шейла! Роботы вас боготворят. Никогда они так не работали...

- Меня вот ни столечко не интересуют ваши роботы! воскликнула она, выпрямившись во весь рост, - волосы ее растрепались, глаза метали молнии. - И ни капли не интересует ваш астероид. А тем более не интересуете вы! Я хочу на Сирингар V, там мой нареченный паша будет меня на руках носить!

Оба смотрели друг на друга в упор: она - бледная от гнева, он - красный от смущения.

- Ну как, прикажете начинать? - осведомился брачущий робот. - Возлюбленные чада...

Шейла повернулась и стрелой помчалась к дому.

- Ничего не понимаю! - плакался робот. - Когда же мы наконец сотворим обряд?

- Обряда вообще не предвидится, - оборвал его Флэзвелл и прошествовал домой с гордым видом, внутренне кипя от злости.

Робот поколебался с минуту, испустил вздох, отдававший металлом, и пустился догонять образцовую невесту "ультралюкс".

Всю ночь Флэзвелл просидел в своей комнате, усиленно прикладываясь к бутылке и что-то бормоча себе под нос. С рассветом верный Ганга-Сэм постучался и вошел к нему в комнату.

- Вот они, женщины! - бросил Флэзвелл своему верному приближенному.

- Чего изволите? - откликнулся Ганга-Сэм.

- Я никогда их не пойму! Она меня за нос водила. Я-то думал - она метит здесь остаться. Я-то думал...

- Душа Мужчины темна и смутна, - сказал Ганга-Сэм. - Но она прозрачна как кристалл по сравнению с душой Женщины.

- Откуда это у тебя? - спросил Флэзвелл.

- Старая поговорка роботов.

- Удивляете вы меня, роботы! Иногда мне кажется, что у вас есть душа.

- О нет, мистер Флэзвелл, босс! В спецификации по робототехнике особо указано, что роботов надо строить без души, чтобы избавить их от страданий.

- Мудрое указание, - сказал Флэзвелл, - не мешало бы подумать об этом и в отношении Людей. Ну да черт с ней! Ты-то зачем пожаловал?

- Я пришел доложить, что грузовой корабль вот-вот приземлится.

Флэзвелл побледнел.

- Как, уже? Значит, он привез мою невесту?

- Надо думать.

- А Шейлу увезет на Сирингар?

- Определенно!

Флэзвелл застонал и схватился за голову. А потом выпрямился и сказал:

- Ладно, ладно! Пойду посмотрю, готова ли она.

Он нашел Шейлу в столовой: она стояла у окна и смотрела, как корабль снижается по спирали.

- Желаю вам счастья, Эдвард, - сказала она. - Надеюсь, новая невеста не обманет ваших ожиданий.

Корабль приземлился, и роботы начали вытаскивать большой контейнер.

- Пойду, - сказала Шейла. - Они не станут долго ждать.

Она протянула ему руку.

Он стиснул ей пальцы и сам не заметил, как схватил ее за плечо. Она не противилась, да и брачущий робот почему-то не ворвался в комнату. Флэзвелл и сам не помнил, как она очутилась в его объятиях. Он поцеловал ее, и это было словно на горизонте засияло новое солнце.

Наконец он сказал осипшим голосом и будто себе не веря: - Вот так-так.

Флэзвелл дважды кашлянул.

- Шейла, я люблю тебя! У меня тебе, конечно, не видать роскоши, но если ты останешься...

- Наконец-то ты догадался, что любишь меня, дурачек! сказала она. - Конечно же, я остаюсь.

Наступили поистине головокружительные, упоительные минуты. Но тут за окном раздался гомон роботов. Дзерь распахнулась, и в комнату ввалился брачущий в сопровождении Ганга-Сэма и двух сельскохозяйственных роботов.

- Вот уж действительно! Даже не верится! - восклицал брачущий. - Думал ли я дожить до дня, когда робот восстанет на робота.

- Что случилось? - спросил Флэзвелл.

- Этот ваш мастер сидел у меня на загривке, - пожаловался брачущий, - а его дружки держали меня за ноги. Но ведь я рвался сюда, чтобы свершить обряд, предписанный правительством и фирмой Рэбек-Уорд!

- Что же это ты, Ганга-Сэм? - спросил Флэзвелл, ухмыляясь.

Брачущий тем временем бросился к Шейле.

- Ну как, вы живы? И с вами ничего не случилось? Ни ссадин, ни коротких замыканий?

- Нет, нет, все обошлось, - выдохнула Шейла, с трудом приходя в себя.

- Это все я натворил, босс, сэр, - повинился Ганга-Сэм. - Каждому известно, что Мужчина и Женщина должны во время жениховства побыть вдвоем. Я только делал то, что считал своим долгом в отношении Человечьей Расы, мистер Флэзвелл, босс, саиб!

- Молодчина, Ганга-Сэм, я очень тебе обязан... О господи...

- Что случилось? - испуганно отозвалась Шейла.

Флэзвелл уставился в окно. Роботы волокли к дому большой контейнер.

- Это она, образцовая пограничная невеста! Что же нам делать, мой ангел? Ведь я тогда от тебя отказался и затребовал другую. Как теперь быть с контрактом?

- Не беспокойся, - рассмеялась Шейла. - В ящике нет никакой невесты. Сразу же по получении твой заказ был аннулирован.

- Неужели?

- В том-то и дело! - Она смущенно потупилась. - Но ты на меня, пожалуй, рассердишься...

- Не рассержусь, - обещал он. - Только объясни мне...

- Видишь ли, все ваши портреты, жителей границы, вывешены в конторе фирмы, так что невесты видят, с кем им придется встретиться. Они-то вольны выбирать жениха по вкусу, и я так долго торчала там - просила, чтоб меня выписали из моделей "ультралюкс", пока... пока не познакомилась с заведующим столом заказов. И вот, - выпалила она залпом, упросила его послать меня сюда.

- А как же паша де Шре?

- Я его выдумала.

- Но зачем? - развел руками Флэзвелл. - Ты так красива...

- ... что каждый видит во мне игрушку для какого-нибудь жирного, развратного идиота, - подхватила она с горячностью. - А я этого не хочу. Я хочу быть женой. Я не хуже любой из этих толстомясых дурнушек.

- Лучше! - сказал он.

- Я умею стряпать, и лечить роботов, и вести хозяйство. Разве нет? Разве я не доказала?

- Еще бы, дорогая!

Но Шейла ударилась в слезы. - Никто, никто мне не верил! Пришлось пуститься на хитрость. Мне надо было пробыть здесь достаточно долго, чтобы ты успел... ну успел в меня влюбиться!

- Что я и сделал, - заключил он, утирая ей слезы. - Все кончилось так, что лучше не надо. Да и вообще вся эта история - счастливая случайность.

На металлических щеках Ганга-Сэма выступило что-то вроде краски.

- А разве не случайность? - спросил Флэзвелл.

- Видите ли, сэр, мистер Флэзвелл, эфенди, известно, что Человеку-Мужчине требуется красивая Человек-Женщина. Пограничная модель ничего приятного в этом смысле не обещала, а мемсаиб Шейла - дочь друзей моего прежнего хозяина. Я и взял на себя смелость послать ваш заказ лично ей. Она упросила своего знакомого в столе заказов показать ей ваш портрет, а затем и переправить ее сюда. Надеюсь, вы не сердитесь на вашего смиренного слугу за такую вольность.

- Разрази меня гром! - наконец выдавил из себя Флэзвелл. - Я всегда говорил - никто не понимает людей лучше вас, роботов. Но что же в этом контейнере? - обратился он к Шейле.

- Мои платья, мои безделушки, мои ботинки, моя косметика, мой парикмахер, мой...

- Но...

- Тебе самому будет приятно, дорогой, чтобы твоя женушка хорошо выглядела, когда мы поедем с визитами. В конце концов, Цитера V всего в пятнадцати летных днях отсюда. Я справлялась еще до того, как к тебе ехать.

Фэзвелл покорно кивнул. Разве можно было ожидать чего-нибудь другого от образцовой невесты марки "ультралюкс"?

- Пора! - приказала Шейла, повернувшись к брачущему роботу.

Робот не отвечал.

- Пора! - прикрикнул на него Флэзвелл.

- А вы уверены? - хмуро вопросил робот.

- Уверены! Начинайте!

- Ничего не понимаю! - пожаловался брачущий. - Почему именно теперь? Почему не на прошлой неделе? Или я единственное здесь разумное существо? Ну да ладно! Возлюбленные чада...

Наконец церемония состоялась. Флэзвелл не поскупился дать своим роботам три свободных дня, и они пели, плясали и праздновали на свой беспечный роботовский лад.

С той поры на "Шансе" наступили другие времена. У Флэзвеллов началось нечто вроде светской жизни: они сами бывали в гостях и принимали у себя гостей, такие же супружеские пары в радиусе пятнадцати - двадцати световых дней, с Цитеры III, Тама и Рандико I. Зато все остальное время Шейла гнула свою линию безупречной пограничной супруги, почитаемой роботами и боготворимой своим мужем. Брачуший робот, следуя стандартной инструкции, занял на астероиде место счетовода и бухгалтера - по своему умственному багажу он как нельзя лучше подходил для этой должности. Он часто говаривал, что без него здесь все пошло бы прахом.

Ну а роботы продолжали выдавать на гора торий; дир, олдж и смис расцветали в садах, и Флэзвелл с Шейлой делили меж собой Бремя Человека.

Флэзвелл не мог нахвалиться своими поставщиками Рэбеком и Уордом. Но Шейла - та знала, что истинное счастье в том, чтобы иметь под рукой такого старшего робота, как преданный Ганга-Сэм, даром что у него не было души.